Партизанский отряд "Степной" в партизанском лагере.

3

Отряду определили район размещения – в окрестностях села Шабановское (тогда Горячеключевского района). Выбрали самый труднодоступный горный уголок местности.

До сентября бойцы занимались устройством базы – строили блиндажи, склады для хранения оружия и продовольствия, обучали личный состав, изучали местность и население. И, конечно же, общались, помогали друг другу.

«Общая беда и общая борьба сплотила людей. В отряде было трудно с питанием. Но дружба наша была сильнее голода. Помню, грушу кто-нибудь найдет в лесу и поделится с товарищами. Груши – это была наша главная еда. Повар Сергей Мартынович Сагаков варил компот из этих груш и всё приговаривал, шутил, что если, мол, живы останемся, в ресторан всех поведет, накормит отбивными и компотом с сахаром, а пока без сахара», – вспоминала Е.С. Орлова.

Партизана Игната Федоровича Бутко в отряде называли «Игнат – золотые руки»: он и котлы делал, и деревянные ложки, и многое другое. А С.И. Малышев к зиме многим пошил шапки. «Как-то вижу, Савва Тарасович Помазан совсем без рубашки остался, – продолжала Екатерина Степановна. – Взяла я старое одеяло, расстелила на земле, скроила да и сшила ему гимнастерку и даже с карманами».

Лечили бойцов, учили оказывать первую медицинскую помощь и как уносить из боя раненых товарищей врач Н.А. Клименко и медсестра Аня Гладкова. Когда Степан Локтев (брат Е.С. Орловой) попал в госпиталь в Дефановку, то там раненым давали сахар и селедку. Степа откладывал от своего пайка запасы и передавал товарищам в отряд, где все честно делили эти продукты.

Когда зимой партизаны узнали об окружении немцев под Сталинградом, все стали просить радиста включить Москву, чтобы послушать музыку. Но радист был непреклонен: разрешал слушать только сводки Информбюро, чтобы не разряжать батареи. И тогда все сели в кружок и тихо спели несколько родных советских песен.