29.06.2018 15:26

Архив памяти

296257

Много писано о героях той войны, но Великую Победу ковали и миллионы людей, о которых мало кто знает. Один из примеров – простой солдат войны Иван Петрович Андреев.

Война застала юношу в селе Новомихайловском Кущевского района. Через два дня после освобождения района от оккупации Андреев получил повестку из кущевского военкомата. Первый бой необстрелянные призывники приняли под Самбеком.

– Ночью добрались, окопались и почти сутки лежали в окопах, – вспоминал Иван Петрович. – Немцы били из всего – многие мои товарищи там полегли...

Потом солдата подучили, присвоили звание младшего сержанта и назначили командиром минометного расчета. После нескольких ранений, через бои на Миусе, на Украине, в Западной Европе Андреев дошел до Германии.

Из первых уст

– Минометное дело я освоил хорошо... Даже наши офицеры тратили на пристрелку 5-7 боеприпасов, я же обходился тремя. Так что когда мы прорывались через Зееловские высоты, начальство послало меня в передовую траншею к матушке-пехоте корректировать огонь всех минометных рот нашего полка. Конечно, для этого требовался офицер, да наших командиров почти всех повыбило. Справился и с этим. Я ведь все расчеты математические в уме делал. Сколько раз спасибо сказал за это нашему сельскому учителю Константину Пахомовичу Галкину! Вбил в голову считать мгновенно. (Константин Пахомович Галкин – дед автора статьи, защитник Севастополя, пропал без вести в июле 1942 г.).

Дальше Иван Петрович вспоминал:

– Ночью мы пошли в наступление. И вспыхнули в темноте сотни прожекторов. Хитрость Жукова повергла немцев в шок.

...Умом мы понимали, что воевать оставалось считанные дни. Вот он Унтер-ден-Линден как на ладони перед нами! Почти двое суток полк прорывался к центру Берлина. Бои в городе мы вели в основном под землей.

В каждом доме подвал, от него подземный ход вел в другой подвал, оттуда можно было попасть в третий... Очищали эти катакомбы от фашистов. Действовал я в составе штурмовой группы. Потери несли большие, а умирать не хотелось... Ранним утром пробились к Бранденбургским воротам. Командир минометной роты капитан Червяков собрал уцелевших бойцов, а в это время к ним подполз комсорг полка старший лейтенант Вул. В его руке была палка с намотанной красной материей.

– Знамя! Приказано укрепить вон там! – Вул указал на громаду ворот.

Выполнить приказ комроты Червяков поручил старшему сержанту Андрееву и младшему сержанту Бережному. Прикрывая друг друга автоматными очередями, они перебежками добежали до ворот.

– Василий помог мне по выбоинам забраться на колонну. Потом я ему ремень от автомата опустил, так и вскарабкались наверх к бронзовой колеснице. Пока лезли, наши ребята к воротам пробились. Огляделся. Куда бы древко приспособить? Думал, к голове лошади, но снизу услышал голос ротного: «В пику вставь знамя, мать...» Осколок пики, что в руках всадника была, срезал – в том углублении и закрепил знамя...

А спустя час у Бранденбургских ворот состоялся митинг, на котором Евгений Долматовский прочитал нам стихи о Победе. Когда его слушал, осознал: конец войне.

После войны

Андреев дослуживал срочную в Москве. Знал, что его представляли к наградам, но не получил ни одной. Пересилив свою природную скромность, Иван Петрович обратился в соответствующие инстанции, и выяснилось, что три ордена Красной Звезды давно его ждут.

После службы приехал жить в Ростов-на-Дону. Жил Иван Петрович – скромнейший человек – о себе никому не напоминал. Построил дом, воспитывал детей, потом внуков. Работал шофером до самой пенсии. Благодаря им, скромным труженикам войны, настоящим героям, мы живы.

 Автор: В. Андриенко