29.06.2018 15:24

Архив памяти

296260

Последствия гитлеровской оккупации района в архивных документах

Обращение к архивным документам времен Великой Отечественной войны 1941-1945 годов актуально всегда. Именно они – немые свидетели истории, сегодня еще и еще раз напоминают всем нам о том зле, которое несет с собой фашистский режим, и призывают сделать все возможное, чтобы не допустить его повторения.

Освобождение Щербиновского и Лиманского районов от фашистских захватчиков произошло 5 февраля 1943 года. К сожалению, архивные документы за этот период сохранились лишь частично, но и из имеющиеся рассказывают о многом.

Немые свидетели

Одной из основных задач, стоящих перед властью в этот период, стала фиксация зверств немецко-фашистскими захватчиков и ущерба, нанесенного районам в период оккупации. 29 апреля 1943 года была создана Краснодарская краевая комиссия, целью которой стало выявление злодеяний гитлеровцев и учета материального ущерба, причиненного оккупантами на территории Краснодарского края.

Для быстрого проведения учета ущерба аналогичные комиссии создавались в районах и городах края. В архиве Щербиновского района имеются данные об итогах деятельности комиссий Лиманского и Щербиновского районов - это 14 актов о расстреле мирных жителей Щербиновского района, в том числе и массовых, 43 акта о нанесенном ущербе предприятиям и колхозам Щербиновского района, 18 актов об ущербе и убытках колхозов Лиманского района, 868 актов об убытках, понесенных гражданами сел Ейское Укрепление, Екатериновка, Глафировка, Шабельское и Николаевка, 6 актов об ущербе, причиненном сельским советам Лиманского района, имеются акты об аресте и угоне жителей Лиманского района в Ейское гестапо.

Это уникальные документы, которые доносят до нас не только зверства фашизма, но и утраченную в связи с оккупацией информацию о довоенном положении районов. Акты о причиненном ущербе колхозам содержат подробное описание их хозяйственной деятельности по состоянию на 1942 год, упоминание разрушенных объектов позволяет восстановить наличие довоенных построек, а персональный состав комиссий - фамилии руководителей колхозов, учреждений, председателей сельских советов и т.д.

Безусловно, их непросто читать, но сегодня только они – немые свидетели истории. Скорее всего, архивные документы представлены копиями либо вторыми экземплярами актов, так как не на всех имеется полный состав подписей, есть исправления. Сложно утверждать и о полноте представленного материала, но даже то, что зафиксировано в актах позволяет оценить масштаб нанесенного урона.

Урон от оккупации

По имеющимся данным размеры потерь в животноводстве совхозов, колхозов и колхозников Щербиновского района составили: лошадей – 2065, крупного рогатого скота – 818 голов.

Потери по зданиям и сооружениям государственных предприятий: элеватор станицы Старощербиновской сожжен полностью, резервуар нефтебазы - сгорел с нефтепродуктами, здание железнодорожной станции двухэтажное – разрушено полностью (остались стены) и т.д.

Нанесенный материальный ущерб по балансовой стоимости всего по Щербиновскому району составил 1 724 148 рублей.

Размеры потерь, понесенные по разделу полеводство государственными предприятиями, совхозами и колхозами Щербиновского района: пшеница, овес, ячмень, просо – 1461,4 т, зерно пропашных и технических культур – 156,8 т, огородных – 111,9 т. Немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками в колхозах Лиманского района разрушено и повреждено построек и сооружении – на 350654 рублей; разграблено и уничтожено сельскохозяйственного инвентаря – на 327680 рублей; разграблено, уничтожено и погибло от войны посевов и урожая – на 53400 рублей, уничтожено садов - 162283 га и т.д. Общий ущерб по Лиманскому району составил 30141965 рублей.

Здание Старощербиновского железнодорожного вокзала. Разрушено в 1943 году немцами при отступлении. Фото 1944 года.

 

В актах об ущербах граждан сел Екатериновка, Глафировка, Ейское Укрепление, Николаевка, Шабельское от 29 июня 1943 года зафиксировано насильственное изъятие оккупантами гусей, уток, телок, быков, коров, овец, мужского белья, велосипедов, разрушение домов и т.д. В среднем ущерб семьи составлял от 300 до 7000 рублей.

Зверства оккупантов в отношении мирных жителей, членов ВКП (б), активистов и т.д. подтверждаются свидетельскими показаниями. По Лиманскому району заактировано пять арестов мирных граждан и одно убийство жительницы села Шабельское за нарушение комендантского часа. Аресты сопровождались разграблением имущества. Арестованных увозили в Ейское гестапо, откуда они так и не вернулись. По Щербиновскому району имеется семь актов о расстреле мирных граждан, один факт смерти после пыток в застенках гестапо.

Из акта от 6 февраля 1943 года по ст. Новощербиновской: «…8 сентября 1942 года было зверски замучено и расстреляно 200 человек мужчин, женщин и детей мирного населения, в том числе детей от 12 и до 1 года - 55 человек. Немецкими извергами была расстреляна председатель к-за им. Димитрова Шевченко Александра Никитична и активистка-колхозница Косенко Ксения Павловна…».

Из акта от 12 марта 1943 года по ст. Старощербиновской об убийстве В.С. Карловой, депутата Щербиновского районного Совета депутатов трудящихся: «… после жестоких истязаний и пыток (раздроблена челюсть) вывезена за станицу... и там расстреляна…».

Не обошел стороной станицу и «еврейский» вопрос. Актом от 22 апреля 1943 года мирные жители засвидетельствовали убийство Розалии Яковлевны Ульяновой и ее дочерей Берты (15 лет) и Марии (12 лет), арестованных как евреи: «…Они подвергались избиению прикладами, мыли уборные в полицейском участке… 8 сентября были расстреляны… Старшую дочь Берту раненую закопали живьем».

Какими были оккупанты

В акте от 20 июля 1943 года № 20 по колхозу имени Ефремова Новощербиновского станичного совета читаем: «… повседневными грабежами и расхищениями зерна и других ценностей занимались германские части № 11306 и № 09901. Грабежами и расхищениями руководил немецкий комендант Кюкман… и другие. Также расхищали и способствовали грабежам и расхищениям ценностей колхоза изменники и предатели Родины…». Эти же данные подтверждаются членами комиссии, составившими акт по колхозу «Первое Мая» Новощербиновского станичного совета: «При вступлении немцев 6 августа 1942 года и в период дальнейшей оккупации воинскими частями № 11306 офицер Дрейтер и № 09901 комендант Кюкман…», а также другими документами. Из акта от 5 июля 1943 года по ущербу, причиненному мельнице № 5 Ейского МЗУ, которая находилась в станице Старощербиновской, узнаем о том, что имущество и скот, принадлежавшие мельнице, были изъяты «во время пребывания август-декабрь 1942 года 6-й Румынской кавалерийской дивизии и 298-й пехотной немецкой дивизии…». Также в актах по станице Старощербиновской упоминаются начальник гестапо станицы Фриц Мюллер, районный комендант Карл Кельнер. Архивные документы донесли до нас сведения о коменданте Лиманского района Неббэ Вильгельме, немецких полицейских, начальнике Лиманского управления полиции Ейского гестапо, начальнике управления полиции Ейского гестапо по Лиманскому району, казачьих атаманах – пособниках нового режима.

Вызывает интерес и дополнение к акту, в котором говорится о том, что 29 июля 1942 года здание суда было подвержено бомбовому удару. О фактах немецких налетов упоминается и в акте по Райжилкоммунхозу: «…При бомбежке немцами разрушено три дома…».

Сегодня данные комиссий - одни из немногих документов, позволяющих понять, как жило население Лиманского и Щербиновского районов в период оккупации немецко-фашистскими захватчиками.

 Автор: Н. Турицына, библиограф МБУК «Межпоселенческая центральная библиотека»,член Щербиновского отделения РОИА.